В пятницу, 14 апреля, в бизнес-центре мегакомплекса ГРИНН в Орле прошла большая пресс-конференция орловских дальнобойщиков, на которой были озвучены последние результаты борьбы с системой взимания платы по федеральным трассам, именуемой «Платон», а также дальнейшие планы водителей большегрузов. Дальнобойщики рассказали, что из-за объявленной ими забастовки в регионах уже ощущается нехватка продуктов, сдаваться они не намерены и рассчитывают заставить власть с ними считаться.


Систему «Платон» водители сравнили с террористической и запрещенной в России организацией ИГИЛ, а оператора системы сына олигарха Аркадия Ротенберга Игоря назвали «иудой». Корреспондент «Орловских новостей» побывал на мероприятии и послушал, о чем говорят дальнобойщики.

Дальнобойщики со всей России борются с системой «Платон» уже два года. Какой-то период времени их активность утихала, однако в 2017 году она снова начала нарастать. Пиком стало 27 марта, когда была объявлена всероссийская стачка водителей большегрузов. К ней подключились 80 регионов страны. Самой массовой, неожиданно, стала акция дальнобойщиков в Дагестане, там для их усмирения были привлечены силы Национальной гвардии, а в Совете Федерации наконец-то поняли, что дело пахнет керосином, и инициировали проверку целесообразности применения «Платона».

Орловские дальнобойщики от всей остальной России не отстают. Свои фуры 27 марта они тоже остановили и отказались выезжать в рейсы. 14 апреля в холле бизнес-центра мегакомплекса ГРИНН их собралось около 40 человек. Их негласного лидера Владимира Богатищева, координатора Объединения перевозчиков России, обступили немногочисленные журналисты. В холле ни одного телеканала, ни одного представителя провластных СМИ («Независимая газета» ранее сообщала, что в ряде регионов СМИ рекомендовали не освещать протесты дальнобойщиков). Похоже, что официально – в Орловской области, как выражается губернатор, «благодать абсолютная».  Впрочем, сомнения развеиваются уже с первых минут после начала пресс-конференции.

- У меня из-за «Платона» разрушена семья. Вы понимаете? Я потерял семью! У меня не осталось ничего, кроме самой жизни, - сокрушался дальнобойщик, водитель Камаза, Александр Низанов. – Из телевизора меня называют какой-то «пятой колонной»! У меня дед на войне воевал, о чем хоть вы говорите вообще! Почему я должен нести деньги не в семью, а какой-то твари, какому-то Ротенбергу? Почему из нас постоянно делают дураков! Этот «Платон», да он хуже ИГИЛа!

Низанов рассказал, что последние годы орловские перевозчики вынуждены работать с убытками. Богатищев уточнил, что сумма убытков за год составляет более 1 миллиона рублей.

- С прибылью из нас за прошлый год никто не сработал. Убытки колоссальные, из-за чего мы вынуждены поднимать цены на перевозки на 20 процентов. Это чревато тем, что мы разгоним инфляцию до бесконечности, - сказал он.

Богатищев, как обычно, в качестве главного оратора мероприятия, рассказал о стачке местных дальнобойщиков. По его словам, с 27 марта они не возят грузы. За этот промежуток времени на орловском РЦ 20% продукции нет. «По трассе М-2 грузоперевозки обвалились на 40%. В Челябинской области и на Урале нехватка продуктов 40%, Дагестан перекрыт полностью, нехватка там 50%», - докладывал координатор ОПР.

- Так какой выход? – раздалось из зала.

Тут слово снова взял Александр Низанов:

- Плату установить только для Прибалтики, Эстонии, Польши. Для тех, кто рушит наши памятники!

- Да, для транзита, - уточнил слова коллеги Богатищев. – И с обязательным переводом системы в госструктуру.

Дальнобойщики рассказали, что своей всероссийской стачной добились некоторых успехов. В частности, как упоминалось выше, председатель Совфеда Валентина Матвиенко дала поручение проверить законность регистрации «Платона» и его целесообразность. Двумя вопросами будут заниматься две группы, включающие членов Совфеда, в одну из них входит орловский сенатор, коммунист Василий Иконников. К нему и в целом, к орловским коммунистам, местные дальнобойщики, похоже, относятся как к помощникам. «Коммунисты нам помогают», - прямо сказал Богатищев.

Его слова тут же поспешил подтвердить пришедший на конференцию председатель фракции КПРФ в Орловском областном совете Вячеслав Морозов.

- Коммунисты города – с вами, - честно признался он. – С введением системы «Платон» увеличивается стоимость на товары первой необходимости, - назвал главный, по-видимому, аргумент коммунист.

- Так что же делать? – спросили у него дальнобойщики.

Морозов немного подумал, а затем, применив диалектику, ответил:

- Страдает весь народ.  Наша позиция, это его позиция.

Получилось не очень убедительно. Поэтому от аудитории последовал все тот же, поставленный еще Чернышевским, вопрос:

- Так что делать? Вы скажите! Не бойтесь!

Морозов обрел твердость в голосе и ответил:

- Убрать! Убрать «Платон» для наших дальнобойщиков, и оставить – для зарубежных!

Из зала послышались крики: «Молодец!». «Давайте, мужики, поддержим!» - подбодрил зал Низагнов. Раздались бурные аплодисменты.  Кстати, аудитория достаточно активно реагировала на хлесткие заявления, а при любом упоминании фамилии Ротенберга звучала мгновенная реакция: «Иуда!».

В заключении своего выступления Вячеслав Морозов сказал, что нужно также добиваться отмены «Платона» на региональном уровне, хотя бы в Орловской области, «как уже сделано в некоторых регионов». При этом в каких именно, он не уточнил. В интернете такой информации найти также не удалось.

Следующим слово взял представитель общественного объединения «Дороги-450». Он начал с рутинной речи о том, как президент РФ Владимир Путин с занятием своей должности предлагал бороться с плохими дорогами. Генезис получился не особенно удачным, так как академический язык помноженный на метафоры («Я буду защищать «Платон»!) и теоретические конструкции не способен вызвать понимание у массовки на митинге, на что чем-то стала походить пресс-конференция. Хотя мыль общественника была вполне себе актуальной. В теории он предлагал такие вещи, как «Платон», вводить лишь после того, как в России появятся дороги, а не то, что мы имеем сейчас.  

- Наши дороги сегодня не отвечают техническим требованиями и нормам, - говорил он. – Суть «Платона» в том, что дальнобойщики платят за то, что разбивают дороги. То есть такая компенсация, возмещение ущерба. Получается, что, выезжая на дорогу, вы гарантированно причиняете ей ущерб. Но почему дорога не выдерживает нагрузки на ось? Вы платите за ущерб того, что само создано ущербно, - заключил общественник.

Он остался непонятым. Осмыслить его попробовал Богатищев. Он обозначил свое видение проблемы.

- Нас всего 4% от всего автотранспорта в стране. Но только за счет нас хотят сделать все дороги! – начал он. – Через телевизор людей убеждают, что грузовики разбивают дороги. За счет этого обмана была собрана аудитория, которая сейчас защищает «Платон». Так вот – это ложь. «Платон» делает дороги, по которым мы не ездим. А автобаны и федеральные трассы должны быть сделаны по ГОСТу. Если говорить в общем, то фура разрушение дорог заканчивает, а начинают – легковые автомобили.

В заключение конференции дальнобойщики раскритиковали своих коллег, которые не присоединились к забастовке. Они сравнили их с солдатами, которые отправляются на войну с автоматами Калашникова, а затем перебрасывают начиненные патронами рожки в окопы противнику. В планах протестующих водителей грузовиков привлечь к стачке коллег из Белгородской, Курской, Липецкой и Тульской областей, а также провести работу с районами области. В предстоящий понедельник они вновь планируют встать вдоль трассы с флагами и тем самым привлечь проезжающих мимо водителей присоединиться к забастовке. Не исключили дальнобойщики и попыток проведения пикетов и митингов в Орле.

- Пока наше правительство состоит из глупых людей, будут приниматься глупые законы, - сказал по итогам мероприятия Богатищев, добавив, что сбавлять обороты они не собираются.















Владимир Николаевич Богатищев — уроженец Орловщины, по образованию — инженер, предприниматель и водитель-дальнобойщик — в силу жизненных обстоятельств, которые никому сегодня не нужно объяс­нять. Его прямую речь, разбитую вопросами, опубликовало Агентство Печати "Красная строка":

— Я — «ленивый дальнобойщик». Это тот, кто не любит двадцать раз за день грузиться и разгружаться, поэтому основные рейсы — на Дальний Восток, в Хабаровский край и Сибирь.

Никакой общественной, тем более протестной деятельностью не занимался, пока не появился «Платон». Система эта, придуманная, по всей видимости, для того, чтобы «отбить» расходы, связанные с разработкой и эксплуатацией ГЛОНАССа, для дальнобойщиков разорительна. Привязав нас к спутниковому контролю, нас обязывают платить за один километр дороги 3 руб. 73 коп., что составляет порядка 20 процентов от заработка дальнобойщика.

— Да. Средний пробег грузовика — 10 тыс. км в месяц. У меня побольше — 15—16 тыс. км. В среднем в год автомобиль моей конструкции — у меня «МАЗ» — расходует 50 тонн солярки, что уже недешево.

— Туда, куда мне приходится ездить, на других машинах добраться было бы трудно. Иномарки ломаются, не выдерживая наших нагрузок, а сервисная система в России неразвита.

Нас привязали к ГЛОНАССу. Ладно, это стратегическая для независимой страны система. При этом система «Платон», сама завязанная на ГЛОНАСС, отдана на откуп ОООшке Ротенберга, чей сервер, накапливающий информацию о российских транспортных перевозках — информацию также стратегическую, — находится в Польше, являющейся страной НАТО. Теперь к маршрутным картам хотят привязать товарно-транспортные накладные, будет в деталях известно, куда, какой груз и за какие деньги перемещается. С какой стати вся информация о российских грузоперевозках находится в руках Ротенберга и накапливается за пределами России?

Это, так сказать, политический аспект. Теперь аспект юридический.

Мы ездим на сертифицированных машинах, изначально допущенных к эксплуатации на российских дорогах общего пользования. Почему после запуска «Платона» эти автомобили вдруг стали представлять угрозу российскому асфальтовому покрытию? Причем угрозу такую большую, что один грузовик по своему «разрушительному воздействию» стал приравниваться к 50 000 легковушек?

Говорите, что хотите строить хорошие дороги, и для этого нужны деньги? Замечательно. Транспортный налог собирается в России давно, собрано достаточно много. Вопрос: где дороги и почему их не делают? Если бы деньги шли на те цели, которые декларируются, у нас бы вся Россия была в автобанах. Если бы государство хотело собрать дополнительные деньги на строительство дорог, оно бы попросту подняло акциз на топливо. А зачем тут нужен Ротенберг со своей фирмой, нам непонятно.

«Платон» должен быть полностью отменен. Или применяйте его к транзитному транспорту по примеру Германии, где с транзитных грузовиков взимается налог за «порчу немецких дорог», но с обязательной передачей системы в госструктуру.

Вообще, складывается такое впечатление, что транспортом в России управляют не профессионалы-транспортники, а юристы. Суди сами. Второе требование дальнобойщиков, помимо отмены «Платона», — требование привести нормативы Минтранса в соответствие со здравым смыслом. Европейские нормы труда и отдыха к нам не применимы — в России не европейский климат и не европейские масштабы. Тем не менее, работать и отдыхать мы должны по европейским нормам, а госавтоинспекция за этим бдительно следит.

Так вот насос до меня пытались туда довезти дважды, но на перевале у Байкала (высота 2 тыс. метров, машины кипят) есть спуск с поворотом на 180 градусов, где этот насос постоянно срывался с креплений и вываливался. Я ехал зимой, на «МАЗе» очень рано загорелись колодки, и спускаться пришлось на 2-й пониженной скорости, используя горный тормоз. Перевал тянется 100 км, это небольшое по равнинным меркам расстояние машина проходит за 12 часов! Остановиться в этот промежуток для соблюдения режима труда и отдыха в соответствии с нормативами Минтранса — нереально, потому что это будет или крутой подъем, после остановки на котором вы не сможете тронуться с места, или столь же крутой спуск, когда остановиться невозможно физически. Однако после определенного количества рабочих часов я обязан сделать остановку — это требование Минтранса. Но как я остановлюсь?

В некоторых районах России зима длится 8 месяцев. При больших отрицательных температурах мы используем дизельное топливо «Арктика», рассчитанное на применение при морозе не ниже 40 градусов. А за бортом — минус 56! Приходится переделывать топливную систему, чтобы солярка подогревалась. Но даже при «теплой» солярке, если я в такой мороз остановлюсь хотя бы минут на 10 (двигатель глушить однозначно нельзя), если я просто остановлюсь, то через 10 минут грузовик с места не тронется — его мосты замерзнут, я поломаю кардан и сломаю полуоси. А «плечи» — участки пути, когда останавливаться у нас нельзя, — бывают и по 400, и 1200 км. Это так называемые «зимники», в сооружении которых, кстати, государство не принимает никакого участия. Эти сезонные дороги прокладываются «на местах», собственными силами — живущими и работающими там людьми — по замерзшим болотам. Вот так мы и ездим, чтобы доставить груз в Иркутскую или, например, в Магаданскую области. Каким образом Ротенберг со своей частной конторой может сделать эти «зимники» лучше?

— Ответ — никак. Поэтому наша задача — информировать о своих проблемах местные и областные власти, чтобы те передали наши требования в центр.

— Мы пытались пробиться к губернатору — напрасные попытки. Поэтому приходится другими способами объяснять, против чего «восстали» дальнобойщики России. Мы можем поступить просто — поднять на 20 процентов собственные тарифы за перевозки — и ничего не потеряем. Но «Платон» все равно разгонит инфляцию. Новые налоги — так или иначе — автоматически будут включены в стоимость товара, и тогда потеряет вся страна, поскольку расплачиваться придется потребителю.

— Я знаю этого человека лично. То есть не Медведева, а «представителя дальнобойщиков». Он в 2000-х годах взял в банке кредит, купил 15 автомобилей, отработал полгода, после чего банк автомобили у него отобрал. Подозреваю, что этот «дальнобойщик» и за баранкой грузовика ни разу не сидел. Такой представитель и такое правительство нам не нужны. Они нас не представляют.