platon_18_11_17.jpg" />На этой неделе исполнилось два года с момента запуска в России системы «Платон». С самого начала новация вызывала неоднозначную реакцию в обществе — в частности, протесты дальнобойщиков. Они утверждали, что новый механизм сбора средств может убить отрасль. Государство парировало: полученные средства будут направляться на улучшение качества дорог в стране. Кто же оказался прав?


Как было заявлено, деньги взимаются с перевозчиков в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам федерального значения. На их ремонт направляется часть собранных средств, которая поступает в Дорожный фонд РФ. Согласно официальному прогнозу, доход госбюджета от введения системы составит 20-40 млрд рублей в год.

Прогноз сбылся: по данным Минтранса, за два года работы системы в Дорожный фонд поступило почти 37 млрд рублей. В ведомстве также указали на рост темпов регистрации перевозчиков в «Платоне». На текущий момент там зарегистрировано более 921 тысяч грузовиков. При этом Минтранс прогнозирует увеличение числа зарегистрированных в системе машин до 1 млн в ближайшие месяцы.

По мнению генерального директора Института региональных проблем Дмитрия Журавлева, критики «Платона» сегодня должны признать, что система в итоге оказалась вполне работоспособной, а дальнобойщики научились выкручиваться от нее.

«Протесты и критика «Платона» прекратились, люди поняли: введение этого механизма неизбежно. И российские перевозчики не понесли реальных убытков от введения «Платона». Можете не сомневаться, что стоимость сбора они сразу же включили в цену перевозок, то есть все эти дополнительные траты легли на плечи россиян.

Журавлев полагает, что государству сегодня, спустя два года после запуска системы, следует провести оценку эффективности системы и принять решение о необходимости тех или иных изменений. «Однако в нынешних условиях отменять „Платон“ точно нет никакого смысла, потому что перевозчики в любом случае уже не снизят стоимость на свои услуги. У нас так делать не принято», — отметил эксперт.

«Платон» как налог для транспортников собирается не так прозрачно, как обычные налоги, и при этом часть от него идет в доход разработчика-оператора системы, пояснил глава Центра экономических и политических реформ Николай Миронов. По его словам, нововведение спровоцировало социальное напряжение, которое до сих пор не угасло.

С ним категорически согласен координатор ассоциации «Дальнобойщик» Валерий Войтко, который считает, что «система ничего не принесла стране, оказавшись неэффективной». «Мы с самого начала об этом говорили, приводили цифры, доказывали, что система не нужна. Во всяком случае, никаких улучшений в плане качества дорог мы не заметили», — пояснил он. Войтко также отметил, что система стала «болезненным ударом» для значительной части перевозчиков: «До сих пор далеко не всем удалось компенсировать расходы».

По мнению экономического аналитика Артема Ермолаева, самое сложное во всей этой истории — оценить эффективность расходования средств, полученных благодаря работе «Платона». «Мы можем бесконечно спорить о том, эффективна система или же нет.

Против этого раньше возражали руководители регионов, используя фонд, как заначку. А предложение главы государства направлено именно на то, чтобы средства шли на дорожное строительство или капитальный ремонт», — пояснил Ермолаев.

Политолог, руководитель НИИ социологии Мария Филь заявила, что

«Без такого подхода дороги будут разбитые, зато бесплатные для всех. Это противоречие общественного сознания выходит далеко за пределы проблемы „Платона“. Например, отношение к платным парковкам в Москве выстраивается по такому же принципу. По данным недавнего опроса общественного мнения, москвичи, с одной стороны, очень довольны, что центр столицы изменился в лучшую сторону и стало больше места для пешеходов. Но понимание, что нововведения стали возможными в том числе и за счет сбора средств за парковку, начисто отсутствует. С одной стороны, хочется сохранить все преимущества социального государства, а с другой — получить все плюсы, которые дает капиталистический путь развития», — заключила Филь.