Стоит ли за баранкой грузовика ждать высоких заработков, почему дальнобойщики недовольны системой «Платон», в какие приметы верят шофёры, можно ли встретить свою судьбу в придорожном кафе – о доле «королей автострады» рассказывает корреспондент «АиФ на Дону».


Многие думают, что дальнобойщик - это романтика и интересные приключения. На самом деле, это одна из самых трудных и опасных профессий. Алексей Кудряшов провёл за баранкой больше 20 лет и не заметил, как его жизнью стала дорога.

Алексей Кудряшов: Всегда хотел быть геологом, бродить по тайге, путешествовать. Но всё сложилось иначе. Мой отец работал водителем в «Совтрансавто», ездил за границу. Его мы ждали всегда с большим нетерпением: потрясающие игрушки, кока-кола и упаковки жвачек - всё это папа привозил из рейса.

Помню один забавный случай: ему подарили несколько головок сыра. Мать открыла коробку и сморщила нос: «Фу, да он же испортился, даже плесенью покрылся!» Отдали дворовой собаке, та с таким аппетитом съела. Потом узнали, что это был элитный французский рокфор.

Я не планировал связать свою жизнь с дорогой. Поступил в институт, но так его и не окончил: как говорится «любовь нагрянула внезапно». Свадьба, рождение дочерей-погодок и необходимость содержать семью.


- Так и есть, и, поверьте, романтику за баранкой искать не стоит. Это тяжёлый труд, требующий огромного опыта, сил и долгих часов, чтобы довезти груз до пункта назначения в целости. Бесконечные пробки, разбитые дороги, поломки - всё что угодно может произойти в пути.

Иногда, чтобы сэкономить, мне самому приходится фуру разгружать.


- Не мешало бы режиссёрам, перед тем как приступить к съёмкам, пообщаться с водителями грузовиков. Смешно смотреть, когда киношные «дальнобойщики» везут ценный груз, и вдруг бросают его посреди дороги и бегут совершать герой­ские поступки. Да и вдвоём водители уже не ездят лет 25. Невыгодно с экономической точки зрения. На самом деле нам часто приходится ночевать прямо в своих автомобилях, даже хорошо оборудованный душ на трассе - редкость.

Но в фильме есть и правдивые моменты: наши дальнобойщики - очень сплочённый народ, всегда поддерживаем друг друга в сложных ситуациях. Сломался - кто-то остановится и поможет словом, делом или инструментом. Мы всегда «в канале» - общаемся по рации.

- Сам не знаю, как получилось, что убегающая в даль дорога, стала частью моей жизни. Расскажу вам любимый анекдот: «Один дальнобойщик стал гаишником. В первый раз с напарником выехал на трассу. Когда они вернулись в отделение, командир спрашивает у опытного полицейского: «Как успехи?», а тот отвечает: «Какие там успехи! Я целый день с радаром стоял, а этот бывший дальнобойщик сидел в автомобиле и всем машинам дальним светом моргал». К чему я это? Да к тому, что бывших дальнобойщиков не бывает.

- «Платон» ввели в кризисный год, когда ещё одной серьёзной проблемой стал очередной рост акцизов и стоимости запчастей. Некоторые мои знакомые, владельцы небольших фирм, вынуждены были отказаться от большегрузов массой более 12 тонн. Кого-то это просто разорило. Ну и, конечно, тарифы отразились на повышении стоимости перевозок, а значит – и на цене товаров.

Недавно слышал шутку: «Все видели, как на проезжей части написана огромными буквами фраза, типа: «Люблю тебя, зая!» В связи с этим вопрос: «Почему же надпись держится на асфальте годами, а дорожная разметка, нанесенная на эту же проезжую часть, стирается за сезон?»

- Водители тоже суеверны. Нельзя вешать в кабину что-нибудь из машин, которые побывали в аварии, то же самое касается и запчастей. Непременно следует дать автомобилю его талисман. Например, у меня всегда в салоне освящённая в церкви икона. Некоторые хранят на видном месте гвоздь, или другой предмет, однажды проколовший колесо. Это будто бы помогает избежать дальнейших подобных случаев.

Считается, что машине нужно дать имя и постоянно её нахваливать. Наверное, слышали, как водители воркуют со своими «ласточками» и «танчиками». Сидя за ру­лём нельзя хвастаться, что уже долгое время ездишь без аварий, что взял выгодный груз. И, боже упаси, загадывать наперёд - удачи не будет.

Слышал, что в Англии и США дурным знаком считается зелёный цвет автомобиля. Якобы есть статистика, доказывающая, что именно зелёные машины ча­ще других попадают в ДТП. А вообще, опытные водители часто придумывают разные премудрости, чтобы разыграть новичков.

- Когда молодой был, то пытался прогонять усталость: пил крепкий чай, кофе. Но теперь предпочитаю остановиться где-нибудь и поспать. В кабине моего грузовика «Вольво» - как в мини-гостинице. Конечно, в иностранных автомобилях водителям комфортнее и ехать, и отдыхать.

До этого я много лет крутил баранку на «МАЗе». Не так приятно, как в «Вольво», но зато тогда поломка меня особенно не задерживала в пути: нужную запчасть можно было купить в любом автомагазине. Сам заменил и отправился дальше. У тех, кто ездит на «иностранцах», бывают сложности в поиске деталей для своих машин. Знакомый водитель как-то месяц ожидал подходящее «железо».

- Смотря куда едешь, бывает и по два-три месяца. Мои отлучки, наверное, и стали причиной развода. Сначала вроде бы всё шло хорошо: заработанных денег хватало, дочки росли, жена вела дом.

Но потом заметил: когда возвращаюсь, у нас с супругой каждый раз что-то вроде притирки происходит. Она без меня привыкла принимать решения, а я уже не чувствовал се­бя хозяином. Спорили из-за всякой ерунды часами, и никто не хотел уступать. Я стал «прятаться» от семейных неурядиц в пути. Брал специально длинные рейсы.

А однажды жена сообщила, что уходит к другому мужчине, который, по её словам, приходит домой «как нормальный: в шесть вечера». Для меня это был ужасный период жизни. Только дорога и спасала.

После развода прошло больше десяти лет, сейчас мы с дочками общаемся. Но, к сожалению, нет той близости, которая должна быть между отцом и детьми. Я не участвовал в их воспитании, не был дома, когда девочки болели, пропускал их дни рождения.

- Четыре года назад в одном посёлке под Мурманском зашёл в маленький придорожный магазинчик. Женщина-продавец мне с порога: «У вас грязь на бо­тинках, а я только пол вымыла!» Я - уставший, простывший, злой... Хотел было грубо ответить, но вместо резких слов сказал: «Эх, лучше бы дали чаю горячего, да пожалели бедного путника!» Она как-то сразу растеряла свой боевой пыл, угостила душистым чаем и пирожками собственного приготовления.

Целый год старался потом заезжать в магазинчик к Майе, так звали женщину. Теперь она моя жена. И сейчас я твёрдо знаю, что нет ничего лучше, чем возвращаться домой и видеть, как Майя хлопочет у плиты, как садится напротив. Да и любая дорога в сто раз легче, когда знаешь, что тебя ждёт любимая.