platon_30_10_17.jpg" />20 октября правительство внесло в Госдуму законопроект, предполагающий увеличение штрафов за неуплату проезда большегрузных автомобилей по системе «Платон». Пятитысячный штраф может быть увеличен в четыре раза, а срок давности для привлечения неплательщиков к ответственности возрастет до шести месяцев. Открытая Россия поговорила с председателем «Объединения перевозчиков России» (ОПР) Андреем Бажутиным о том, как работает система сейчас и что будут делать дальнобойщики в ответ на повышение штрафов.

Сейчас мы обсуждаем и согласовываем стачку. Есть очень много нюансов — ужесточения по штрафам, по режиму труду и отдыха, по весогабаритным параметрам — на которые нам нельзя не реагировать. У нас был пробег по центральной части России, и мы собрали мнения наших перевозчиков о предыдущих стачках и реакции правительства и Минтранса. На основании этого родилось мнение, что примерно с 15 по 25 декабря нужно будет максимально останавливать трафик перевозок. Кроме того, мы сейчас формируем группы общественного контроля, которые будут работать на постах управления государственного автодорожного надзора (УГАДН) для проверки как самих транспортников на коррупционную составляющую, так и автомобилей, которые в это время не остановятся, на нарушения по весогабаритным параметрам, технического состояния и прочего. Нарушений, скорее всего, будет масса: многие машины идут с перегрузом.

— Косвенно это, наверное, будет выглядеть так, но на самом деле это инспекция в нескольких направлениях. Основная задача — проверить инспекторов УГАДН, так как сейчас они нарушают собственный регламент. Также есть перевозчики, которые нарушают законодательство, что влияет в том числе и на нас. Чтобы выровнять рынок, нужно уйти от перегрузов, потому что это плюс только для грузоотправителей и заказчиков. Ряд транспортных компаний, работающих «по звонку», пользуется тем, что их не проверяет УГАДН. Это серьезно влияет на дорожное полотно и состояние автомобилей.

— На данный момент требования у дальнобойщиков остаются те же. Они касаются только транспортной отрасли. Мы пытаемся донести до всех граждан, система «Платон» — это вопрос политический, она бьет по всем секторам экономики. 15% ВВП страны — это логистика и транспорт, и любая нагрузка на нас отражается на всех гражданах.

Никуда не делось требование об отставке правительства, но оно сейчас не совсем актуально в связи с грядущими выборами президента. Мы также выдвинули кандидата в президента, я буду баллотироваться. Если удастся зарегистрироваться, то мы поднимем и другие темы.

— Этот штраф должен принудительно загнать всех перевозчиков под систему «Платон», потому что сейчас большинство ее не оплачивает. Согласно официальным данным, все машины, зарегистрированные в системе, проезжают в месяц не более 1500 км. Это не так, любой магистральный перевозчик проезжает не менее 8 тысяч км. Система недобирает деньги, так как наше мнение не учли при разработке системы. Если перевозчики испугаются, что штрафы будут на них давить, то цены на конечный продукт резко вырастут. Некоторые производители уже выходят на нас, чтобы выработать единую позицию по этому вопросу, ведь сейчас из-за транспортной составляющей они становятся неконкурентоспособны. В цене на перевозки уже нет самой перевозки: в основном платим акциз на топливо, транспортный налог, другие накладные расходы.

— Надо понимать, что с одной стороны — граждане, с другой — административный, государственный, финансовый ресурс, олигархи. Силы совершенно не равны. Принятие системы «Платон» было политическим решением, а не экономическим. Может, они и хотели отыграть назад, но тогда бы правительство и Минтранс упали в грязь лицом. Даже когда мы пытались разговаривать с депутатами в Госдуме по поводу «Платона», они нам сразу говорили: «Мы не самоубийцы». Видимо, все это идет с потолка, от Администрации президента. Поэтому отменить систему просто так практически невозможно, но именно мартовские события не позволили поднять тариф: ведь изначально его планировали оставить на уровне 3,73 рубля за км. Мы считаем это положительным результатом, потому что государство сдало назад, и те решения, которые объявляли однозначными, не были приняты.

У нас тем временем появилась коммуникация, сделаны определенные выводы по итогам тех событий. Мы направили наши требования в различные инстанции, от аппарата президента до Минтранса, и если власти не пойдут на контакт, мы готовы возобновить стачку.