dozvoly1_23_09_17.jpg" />После очередных «кровавых» переговоров с польской стороной о разрешениях на грузоперевозки началась временная передышка. Временная потому, что этих разрешений, «дозволов», выдано немного и впереди нас явно ждет новый кризис. Но калининградские транспортные компании неожиданно увидели во всем этом хорошее. Что именно и на чем пока сердце успокоилось — в материале «Нового Калининграда».

Кризис так называемых «дозволов» (жаргон перевозчиков от польского слова Zezwolenie) — явление систематическое, но случается оно обычно в начале года, когда эти разрешения заканчиваются. Так было, к примеру, в 2011 году, когда Минтранс РФ и Минтранс Польши не смогли договориться, несмотря на то, что пытались это сделать в течение четырех месяцев, и поляки фактически закрыли въезд российским грузоперевозчикам. Хотя калининградцы и могли в начале 2011 года ездить по документам, которые были выданы в 2010-м, у многих их уже не было и рынку грозил коллапс. Договориться удалось в первые дни февраля.

Подобная ситуация характерна не только для польско-российских отношений — это стратегический вопрос для экономики любого государства, которое стремится защитить интересы местных транспортных компаний. В калининградском случае, понятно, проблема становится болезненнее в разы, и 6 лет назад в регионе всерьез опасались роста цен на продукты, поскольку завоз грузов в обход Польши оценивался перевозчиками в 1,5 раза дороже, а с привлечением иностранных компаний — в 2 раза; и губернатор Цуканов тогда был вынужден всех успокаивать и уверять, что в регионе есть нужный запас еды.

Поляки тогда, кстати, вместо запрашиваемых 190 тыс разрешений получили лишь 150 тыс, и перевозчики из соседней страны могли совершить только 24 тыс поездок вместо желаемых 66,5 тыс. Российская сторона получила столько же, сколько за год до того — 147,5 тыс разрешений на двусторонние перевозки и 2,5 тыс разрешений на ввоз/вывоз груза из третьих стран.

Поэтому все повторилось в 2016 году, и грузоперевозки опять прекратились. 1 февраля прошлого года сообщалось, что в течение двух недель вернуться в Россию могут водители, въехавшие в Польшу до 31 января. Тогда два раунда переговоров — декабрьский в Варшаве и январский в Светлогорске — закончились безрезультатно, и в ходе последней встречи польская делегация вообще прекратила участие в ней через два часа после начала, хотя планировалось заседать два дня; отказалась она встречаться и через несколько недель в Гданьске. И лишь во второй половине февраля наметился какой-то прогресс, а соглашение было подписано в апреле.

Удивительно, но переговоры о «дозволах» на нынешний год в ноябре прошлого прошли относительно безболезненно, и стороны выдали другу столько же разрешений, сколько и в 2016-м: для польской стороны — 190,5 тыс, в том числе 142 тыс — на двухсторонние перевозки; 48 тыс — на перевозки грузов в/из третьих стран; 500 — на нерегулярные перевозки пассажиров; для российской стороны — также 190,5 тыс разрешений, в том числе 180 тыс — на двухсторонние перевозки; 10 тысяч — на перевозки грузов в/из третьих стран; 500 — на нерегулярные перевозки пассажиров.





















Глава транспортного комитета Калининградской торгово-промышленной палаты Леонид Степанюк на заседании в четверг увидел в этом даже признак улучшения ситуации в экономике: такое, мол, случилось впервые в его многолетней практике. Начались новые переговоры, и они опять не были легкими: поляки по-прежнему были твердо настроены увеличить количество «дозволов» на перевозки в/из третьих стран, на которых они специализируются. Калининградцам же это направление «не так интересно» — видимо, не в последнюю очередь из-за того, что РФ за последнее время рассорилась со всеми, с кем могла, и, к примеру, Германия и Италия разрешений на грузоперевозки россиянам не дают вообще.

В итоге было принято временное, промежуточное решение: российской стороне достанется 20 тыс «дозволов» для осуществления двусторонних/транзитных перевозок, а польской — 9,5 тыс для перевозок в/из третьих стран. Эти разрешения должны быть выданы до 1 октября, калининградские перевозчики рассчитывают до момента выдачи обойтись оставшимися «дозволами»: по данным Степанюка, сейчас «на руках» у калининградцев находится около 6 тыс таких документов (они действуют 60 дней). Он, кстати, всерьез опасается, что до конца года, пока не начнется выдача «дозволов» на 2018-й, перевозчики (как известно, Леонид Степанюк сам возглавляет крупную транспортную компанию) будут стараться использовать «длинные» (и, видимо, наиболее выгодные) маршруты, отказываясь от доставки грузов из Польши.

Но дело на этот раз не только в интересах поляков возить грузы из третьих стран. Как рассказал на заседании в КТПП замруководителя Ассоциации международных автомобильных перевозчиков (АСМАП) по Калининградской области Андрей Литвинов, «польская сторона вообще отказывается решать какие-то проблемы, увязывая их с проблемами, с которыми сталкиваются польские перевозчики в России». Речь о контроле со стороны российской таможни и транспортной инспекции, который поляки называют чрезмерно жестким и дискриминационным. И в этой упертости соседей, сражающихся за свои права, калининградцы нашли для себя неожиданный плюс.

Новые же битвы за «дозволы» ожидаются совсем скоро: по подсчетам перевозчиков, 20 тысяч разрешений им хватит приблизительно на полтора месяца. Кроме того, пора договариваться о «дозволах» на 2018 год. И здесь мяч явно на польской стороне: как заметил представитель АСМАП, «если раньше мы поляков зажимали, теперь — они».